vk fb

История клуба «Князь», часть вторая

Рождение клуба

Антон Трубников: «За любой активной деятельностью всегда следует спад. Так или иначе. И вот конец 2000 года у нас таким спадом и ознаменовался. Хотя…я сейчас вспоминаю, что у нас была эпичная фотосессия – верхом на лошадях в лесу. На игру мы не поехали, но устроили такой себе тимбилдинг в лесу. Выпивали, кричали кричалки – и взяли в аренду коней на четыре часа. У нас с того времени куча фотографий, вот на их базе мы потом сделали первые рекламные объявления.

А потом – в 2001 году мы решили, что деятельность надо продолжать. И стали искать помещение.

В 131 школе, где мы пытались договориться о зале, нам пошли навстречу, но попросили принести справку, что мы из какой-то организации. Это было бывшее помещение «Варяга», идейное место, так что упускать его было нельзя.

И мы начали процедуру регистрации клуба. Придумали новое название. Я лично его придумал. Собрали документы. Согласно процедуре регистрации, нужно, чтобы документы подписало три человека. В нашем случае это был я, Олег Юрченко и Святослав Маланов. А я был избран председателем.

Как сейчас помню, методом уведомления мы зарегистрировались – 40 гривен потратили на нотариуса. 19 марта 2001 года клуб «Князь» официально родился.

Вот эти документы мы и принесли в школу вместе с ходатайством от Комитета по делам семьи и молодежи – и получили зал.

Мы тогда сделали себе и рекламу – напечатали двухцветные объявления о наборе в клуб. И потом сделали первое собрание. Это было очень круто – таким молодым ребятам пробить старую школу, в которой раньше собирался такой влиятельный клуб как «Варяг». Все очень радовались! Это же альма-матер движения.

Мы начали тренироваться, заниматься. Но долго это не продлилось, потому что за зал никто не платил, у меня начался сложный период, и по причине неуплаты месяца через три нас закрыли.

Зима 2001-2002 года прошла тихо, и фактически мы выпали из обоймы.

А вот в 2002 весной была игра. Она называлась «Доломейн-2» и проходила на танковом полигоне где-то под Харьковом. Мы стояли с молодыми «Йомсами». Была команда-солянка по факту. От моей старой команды остался только Олег Юрченко и еще пара человек. У многих просто кризис жанра был.

На «Доломейне» мы отлично тусовались, хотя игра не была особенно клубным выездом: актива осталось «в строю» мало. Кто ушел в другие команды, кто совсем отказался от всего. Было все сложно. Клуб «Князь» существовал фактически на бумаге, активистов трое, и то самый увлеченный я. В общем, особенно названием мы не кичились. Зато на «Доломейне» я взял в плен целую команду. Человек сорок. Это была команда игрока, известного как Кельт. Конечно, обманом я их взял. Мы их пригласили в гости, забрали на входе оружие, а потом перебили. На этой же игре я еще Зотова взял в плен… Игра была веселая, ненапряжная. Но без армии тяжело, дисциплины никакой. К клубу это имеет косвенное отношение, хотя он уже был, было желание его развивать, не было, как казалось, только возможностей.

Осенью-зимой 2002 года иду я с «хоббитки». Сел в троллейбус, а рядом со мной сели два парня и одна девушка, стали говорить о ролевых играх.

Я понял, что они в теме, решил с ними познакомиться. Разузнавать, что они обо мне знают, говорил по большому счету ерунду, слушал про себя сплетни. А потом один из них что-то заподозрил и сказал: «Ой, по-моему, это ты!». Я предложил им научить их драться, и в общем закончилось тем, что они пригласили меня на свою тренировку в лес. Причем выяснилось, что это то самое место, где я начинал проводить тренировки со своей командой, когда они еще не были в движении.

«Поляна! – сказал я. – А вы слышали, сколько историй о ней раньше ходило?». В общем, оказалось занятно.

Это было интересно, хотя не особо я в это верил. На поляне оказалось множество очень разных людей. Я стал исправлять их ошибки, помогать организовывать тренировку…»

Игорь Гранков: «В нашей команде тогда все были почти неформалами, бегали по кустам. За Антоном ( Снайпером) наблюдали со стороны. Помню, в первый вечер на поляне ему какой-то тип пытался показать стиль богомола и получил в ответ кромача щитом. Больше не пытался. У нас все было с переменным успехом. А потом этот самый Снайпер начал тренировать нас. «Вы что! Он же такой и сякой!» — говорили нам (смеется). Нам вроде было нормально. И вот я с Хабибуллиным пришел на вторую тренировку (первую вел Алексей Переходник), а Антон нам: «Пятьдесят раз присядьте!». Мы присели. Он нам снова: «А теперь еще пятьдесят». Мы стали сердиться. Мы же были уже не с нуля, у нас лесные турниры проводились, даже шлемы были какие-то. Потом уже Антон нас расспросил, что мы умеем, предложил какие-то варианты.

Самое запомнившееся с моей первой тренировки – это то, как мы после упражнений сели все в ряд на бревно, и Алексей Переходник сидел справа от меня. А слева начали передавать пакет с какой-то одеждой, а Алексей передавать дальше отказался. «Убери!» — говорит. Я ему: «Передай!» А он в ответ: «Убери, я тебе по морде дам!». Так общение началось с того, что Алексей Переходник хотел набить мне лицо.

Антон очень много чего нам рассказывал о том, что можно было бы сделать – как кольчугу лучше сплести, какие вещи можно сделать лучше. А потом в лесу мы уже недолго тренировались…»

Антон Трубников: «Осенью 2002 года – фактически время второго рождения клуба. Я только начал в лесу с ребятами тренироваться, и уже понимал, что все это развалится. Это нормально, часто так бывает, но ребята же идейные. Как и со мной было – большинство тех, кто пришел в один год со мной в движение, уже к тому времени из него ушли. Развал – распространенная норма, но мне-то разваливаться не хотелось. И тупо тусоваться с «Йомсами». А тут – ребятам по 15-16 лет, а мне 21-22, прекрасное время, прекрасный потенциал. Я понимал, что нужен зал. И я стал ходить по своему району, набрел на 99-ю школу, очень быстро договорился. И уже 15 декабря у нас был спортзал, и мы начали собирать деньги на шкаф, в котором храним снаряжение до сих пор».

Валентин Калин: «Передний лист этого шкафа мы пешком тащили! Видел бы кто-то со стороны!».

Антон Трубников: «Вот тогда и пошла активная фаза. Мои знания и опыт – и их энтузиазм, характерный для молодости, наши амбиции. Это оказалось очень удачное сочетание. Помнится, на самой нашей эпичной тренировке было 35 человек одновременно. Конечно, не все эти люди остались. Из ветеранов клуба осталось четыре человека, но мы очень активно работали, тренировались, готовили вещи. Близилась игра, к которой мы готовились – «Гардарика». Мы тогда даже централизованно покупали шлемы с бармицами и хромовые сапоги. Заказывали топоры и мечи.

Зимой 2003 года мы еще впервые участвовали в турнире от клуба «Князь». Это был турнир в школе на Салтовке – полноконтактный, но еще на деревянных палках.

Как сейчас помню, каждое утро мы приходили и что-то делали, все пропахло паленой резиной и кожей. Волновались, старались сделать все красиво. И вот настало время – и мы выехали на игру.

Это была весна 2003 года. Бедный Алексей Переходник всем наплел кольчуг, а поехать не смог, заболел. У нас были Игорь Перник, Святослав Маланов, Пузырь, Владимир Будько, Олег Юрченко, Святослав Маланов и другие ребята, всего одиннадцать человек. А еще мы вывезли кабак.

На этой игре «Гардарика» было такое условие, что до 16 лет нельзя участвовать в боевке. Миниган был главным мастером, Ирина Черная была организатором. Ну, в целом можно было, главное – не очень наглеть. Просто все говорили, что им шестнадцать. Хотя у нас ребята некоторые просто боялись Минигана – он с пистолетом всегда ходит.. Говорили: «Ой, я его боюсь. А вдруг выстрелит!.

А у нас еще давно было выведено такое правило: у кого лицо не эпичное, слишком доброе, тому шлем прилюдно снимать нельзя. У нас один парень при гостях так и ходил — в костюме и шлеме.

Чем мы отличились, так это тем, что все заметили, насколько строгая у нас дисциплина. Серьезная армия.

Было много смешных случаев. Мы все придумали себе историчные имена, все их использовали. И неправильно было реагировать на реальное имя, когда ты  в игре. И вот ко мне обращаются: «Антон! Антон! – я молчу. – Снайпер!» – я не отзываюсь, жду, когда правильно обратятся. Ребята давай подсказывать: «Ты ему скажи: «Князь!». Ну и слышу я: «Князь, подай тряпку!». Я подал, что мне оставалось.

Война была тоже интересная. Мы еще на «Доломейне» поняли, что крепость ничего не решает. Надо играть от атаки. И решили проводить эту стратегию в жизнь. Сами крепость строить не стали, решили, что лучше всего выносить других.

Начали с маньячки. Ночью у команды «Ратибор», стоявшей в Новгороде, мы унесли ворота. Утром к нам пришли выяснять отношения. Ратибор вошел в мою палатку с натянутым луком и стрелой на тетиве. Я заявил, что убить меня в шатре неинтересно – кто это увидит?

А вот после того, как рассвело, начался бой. Мы схлестнулись с «Ратибором» еще не доходя до Новгорода. Правда, они сразу отступили. Это был наш первый выход строем! Более серьезный настоящий бой состоялся на следующий день. Серьезный вынос крепости.

Задача была такая – прийти будто бы на переговоры, когда наши противники опустят ворота – вбежать в крепость не только переговорщикам, а всей команде. Для этого ворота надо было придержать. Когда нам это удалось, начался бой».

Игорь (Тюлень): «Там еще были модели лодок. И вот мы ночью пошли их похищать – всем молодым составом. По дороге встретили старших, которые шли тащить ворота Новгорода. И на обратном пути тоже встретили – когда бежали с этими «драккарами» И один у нас упал».

Антон Трубников: «Помнится, там еще дороги – это были реки. И вот мы сидим на дороге, мимо плывет такой «драккар», и нам оттуда кричат: «Вы сидите на реке!». А мы в ответ: «А вы сидите на героине!».

Игорь Гранков: «А еще смешно было. Идем мы по дороге, а навстречу нам трое в килтах. «Вы кто?» — «А мы шотландцы!». На игре «Гардарика»! Мы на них двинулись – и они внезапно совершили тройное игровое самоубийство».

Антон Трубников: «Забавный момент был связан с кабаком. Мы подряжали туда работать тех, кто отсиживал срок в стране мертвых (мертвяке). Но так как кабак был наш, они работали в нашем лагере. Мы к ним хорошо относились, но они работали. Помню, я так забрал из мертвяка одного парня, который отказался идти в плен и перерезал себе горло. Вот так, не мытьем, так катаньем – он все-таки у нас поработал.

Игра была веселая и эпичная. Мы отлично поиграли, пообщались. Был красивый поединок у меня с кем-то из белгородских игроков.

Из веселых моментов этой игры – пятиминутка анархии, которую мы проводили в своем лагере. Кричали, кидались тряпками и яйцами, в общем, полностью «спустили пар».

Тогда же мы провели собственный небольшой фестиваль. У нас был вечерний пир, днем – турнир, все, как положено.

А дальше настало лето 2003 года. И это было лето откровений. Я работал, и у моего шефа был ноутбук. А в ноутбуке – диал-ап, самый продвинутый доступ в Интернет, который тогда существовал. Сложно сейчас в такое поверить, да? Я впервые зашел на Яндекс, даже не знал, что это такое. Яндекс вывел меня на ТожеФорум – и вот там я увидел массовые красивые фотографии с «Выборга». Пришел в восторг –такие бои, все в красивых доспехах. Надо ехать!»